Различие

    Авва Герасим достиг такой высоты духовной, что когда он совершал литургию, рядом с ним у престола стоял ангел, помогая ему, и это видели многие. Однажды к нему в пустыню пришёл из Александрии некий диакон. Они начали служить вдвоём и усердно молились. Вот они перенесли на престол Дары, подлежащие освящению, и ангел, подобный светлому пламени, трепещущему, но не излучающему жара, появился слева, а диакон, предлагая Дары, стоял справа, по обычаю. Вдруг диакон услышал, что авва Герасим произносит еретическую формулу освящения. Он обмер от страха и не знал, что ему делать. Все мысли его пришли в неописуемое смятение. Он слышал о том, что многие пустынножители держатся монофизитства. И если авва Герасим... но тут стоит ангел Божий! - и что же, в таком случае, это означает?... что это должно означать?? - “О ужас! ужас!”... - думал диакон.
    Но промолчать он никак не мог.
    - Остановись, авва! - пролепетал он, - остановись, умоляю тебя!...
    - Что случилось? - спросил Герасим.
    - Ты освящаешь Дары неправильно! Это монофизитская формула! Она отвергнута Халкидонским собором!
    - А как надо?
    Диакон произнёс положенные слова освящения.
    Тогда авва Герасим обратился к ангелу:
    - Правильно он говорит?
    - Да, - сказал ангел. - Нужно говорить так, как сказал этот диакон.
    - Почему ж ты раньше не поправил меня? - сказал Герасим строго. - Ты столько дней уже стоишь тут рядом, столько уже раз я в твоём присутствии неправильно освящал Дары! И ты знаешь, что я человек неучёный. Чего ж ты молчал?
    - Потому что мне должно молчать, когда ко мне никто не обращает вопроса, - сказал ангел, и голос его звучал на одной ноте и был похож на звон деревянного колокольчика. - Мне полагается стоять молча, а люди должны научаться от других людей.
    - Значит, освящения Даров не происходило во все те разы, что я неправильно говорил?
    - Нет. По благодати Божией Дары освящались.
    - Что же? выходит, всё равно, какие слова говорить?
    - Нет, не всё равно, - сказал ангел.
    - Ну, хорошо, - кивнул авва Герасим. - Теперь можешь молчать. Я всё понял. -
    И он повторил формулу, сказанную диаконом.