Странный Гелен

    Гелен шёл всю ночь и на рассвете увидел стены обители. Он прославил Бога. Однако, когда он приблизился, то мертвенное безмолвие встретило его. Он вошёл в ограду и увидел церковь. Заглянул внутрь: там не было никого. Тогда он стал обходить запертые кельи, всюду стуча и взывая: “братие! братие!”. Долго он стучал. Наконец один за другим показались пять иноков, все ветхие старцы. С изумлением смотрели они на молодое лицо Гелена. Все они наверняка успели заслужить милость у Господа, а потому без труда могли различить в любом человеке как порок, так и совершенство. “Я пришёл издалека, - сказал им Гелен, - я очень хотел быть сегодня с вами в церкви. Объясните же мне, почему вы не служите Божественную литургию в воскресный день?” Тогда один старец отвечал ему: “Среди нас нет никого, облечённого в священный сан. А священник, который обычно приходит к нам, живёт за рекой. Сегодня он не пришёл оттого, что боится крокодила”.
    “В прошлую седмицу, - пояснил другой старец, - огромный крокодил, явившийся на нашем берегу, пожрал двух иноков, которые ходили за водой. Третьему лишь чудесным заступлением Богородицы удалось спастись. Он прибежал в ужасе и сообщил нам, что два брата, прежде пропавшие, по-видимому, стали добычей чудовища... А в минувшее воскресение, когда священник пришёл и мы поведали ему об этой напасти, он был так напуган, что после литургии не хотел идти за ворота. Мы ободрили его, как могли, и с пением псалмов проводили до лодки, и крокодил - хвала Господу! - не напал на нас. Но мы знаем, что священник больше не придёт. Вот в чём состоит наше смущение и наша скорбь, которая теперь понуждает нас сидеть запершись по кельям и плакать о своих грехах и поститься в праздничный день”.
    “Хвала Господу за всё! - сказал на это Гелен. - Ждите, братие, я приведу вам священника”. - И, поклонившись старцам, он пошёл на берег реки.
    Там он стоял и некоторое время молился. Крокодил не показывался. Тогда Гелен крикнул: “Именем Господа Иисуса Христа! Иди сюда!” И тотчас он увидел, как чёрная спина с быстротою молнии взрыхлила ряску. Выскочив на берег, крокодил кинулся к Гелену, быстро-быстро перебирая лапами, и вдруг замер в двух шагах перед ним. Маленькие глаза крокодила были непонятны. Гелен смотрел в них и не видел там ни страха, ни алчности, ни злобы. “Именем Господа! повернись пастью к воде!” - произнёс Гелен. Крокодил сделал это. Гелен сел ему на спину и приказал: “Именем Господа! плыви на тот берег”. - Крокодил поплыл. Казалось, сильное течение нисколько не сносило его, и он пересёк реку точно по прямой, перпендикулярной берегу. “Именем Господа! стой здесь”, - Гелен встал с крокодила и, не оборачиваясь, быстро пошёл к селению, видневшемуся в скалах.
    Ему достаточно было повторять мысленно путеводную молитву, чтобы без розысков подойти сразу к дому священника. Тот был в дальней комнате и вышел на стук. Гелен поклонился ему: “Приди, отче! Братия святой обители плачут и ждут тебя”. Гелен имел одежду самую бедную и рваную, к тому же вымокшую в реке, и священник воззрился на него, изумляясь и недоумевая. “Кто ты такой, и как тебе удалось переплыть реку?” - спросил он со страхом. “Я - грешный Гелен, раб Христов. И Его именем я переплыл благополучно. Не бойся, отче, иди за мной, тебе не грозит никакая опасность”.
    Священник поверил ему. Но когда они приблизились к берегу и вдруг стал виден крокодил, лежащий, подобно огромному бревну, священник вскрикнул и бросился бежать. “Стой! стой! именем Господа!” - закричал Гелен. Священник остановился. “Умоляю тебя, отче, не бойся этой твари Божией. Ты сам знаешь, что вся тварь повинуется Творцу. Но чтобы тебе это лучше уразуметь, скажи сам этому крокодилу”. - “Что?” - еле внятно прохрипел священник. Он стоял, выпучив глаза. Скажи ему: “Именем Господа! повернись пастью к воде!” Священник трясущимися губами повторил слова Гелена. В ту же секунду крокодил приподнялся, лапы его напружинились и весь корпус подался вперёд, как стрела. Но он остался на месте и не повернулся. Как и прежде, его маленькие глаза совершенно ничего не выражали. “Отче, скажи более громко! - попросил Гелен, - скажи с властью!” - и священник снова, хотя с видимым трудом, но на этот раз громко и отрывисто выкрикнул приказание. Крокодил повернулся. “Садись на него, отче”... Священник стоял, как будто ноги его приросли к земле. Тогда Гелен сам сел на крокодила и обернулся: “Садись позади меня, отче! Не бойся. Он перевезёт нас обоих”. И священник, ничего не понимая, поражённый удивлением, тоже сел. “Прикажи ему именем Господа плыть на тот берег”. - “Именем Господа! плыви!” - крикнул священник, и крокодил с места стремглав бросился в воду. Так они вдвоём пересекли реку. Потом они направились к обители, а крокодилу Гелен приказал следовать за ними на расстоянии десяти локтей.
    Все пять старцев ожидали их у ворот. Гелен поклонился им, а затем обернулся к крокодилу. “Ты видишь этих Божиих людей?” - спросил он. Глаза крокодила смотрели на него не мигая. “Зачем ты причинил им зло? зачем пожрал их братьев?” - Гелен заглянул в глаза глубже, но там была такая же стеклянная пустота, как и на поверхности. “Ты понимаешь, какое зло ты носишь у себя внутри?” - воскликнул Гелен. - Пустота и неподвижность... Полное оцепенение. Отсутствие малейшей беглой искорки... “Ты понимаешь, что тебе лучше издохнуть, чем носить это зло? Да, лучше издохнуть, чем пожирать людей Божиих и пугать их до смерти! Ты это понимаешь?” - Пустота и неподвижность. Застывшее стекло, всё вокруг просто отражающее своей поверхностью, как зеркало. “Понимаешь? - крикнул Гелен. - Ну так исполни это, именем Господа!”
    Тогда крокодил внезапно открыл пасть, и все с ужасом увидели, как оттуда потоком извергается коричнево-зелёная смрадная пена. Он ещё выше приподнялся на лапах и весь напрягся каким-то неимоверным усилием... И тут, как молния, судорога пробежала вдоль его туловища. Тотчас кожа на нём с громким треском лопнула - также вдоль, с обоих боков. И внутренности кучей вывалились из него на землю, мгновенно распространяя вокруг столь нестерпимое зловоние, что потрясённые иноки не прежде могли уйти в ограду обители, как только набросав сверху мёртвого чудовища большую кучу песку, чтобы унять смрад.